Изображения: Выкл Вкл Шрифт: A A A Цвет: A A A A Обычная версия
Aa Aa
слабовидящим
Отследить запрос
Номер запроса расположен под штрихкодом на карточке регистрации и учёта исполнения запроса штрих-код
Полезная информация
версия для печати

«Этот день мы приближали как могли …» (Об организации труда на предприятиях Удмуртии в условиях военного времени по документам государственного архива социально-правовых документов Удмуртской Республики)

25.05.2020

Архивы хранят историческую память народа, страны, населенного пункта, отдельно взятого человека. Огромный пласт информации хранят архивы и по истории Великой Отечественной войны. Конечно, зачастую за фактами мы обращаемся к управленческим документам. Однако, организацию труда на предприятиях, работу тружеников тыла в условиях военного времени  наиболее ярко раскрывают документы по личному составу: приказы о приеме и увольнении, поощрениях и взысканиях, служебные и докладные записки, документы личных дел работников.

Труженики тыла, наряду с бойцами на фронте, ковали Победу в невероятно трудных условиях: в кратчайшие сроки строились новые и реконструировали старые предприятия, шла перестройка промышленных предприятий на военный лад, изыскивались и мобилизовывались средства и ресурсы для оказания помощи фронту.

С началом войны молодые и квалифицированные рабочие были призваны в ряды Красной Армии, их место занимали жены и дети. Из приказа управляющего Удмуртским Республиканским трестом мукомольно-крупяной промышленности от 23 июня 1941 г. №87: «Всем директорам РМУ и директорам мельниц, вместо призванных в РККА мельничных работников немедленно ставить взамен ушедших их жён, если они могут работать на мельницах, в первое время уделить им внимание и подучить мельничному делу. … Ни в коем случае не допускать ни одного дня простоя мельниц из-за отсутствия рабсилы, принять все меры внедрения женского труда в производство» (1).  

Часть квалифицированных рабочих переводили на промышленные оборонные предприятия республики. В тех же приказах (2)  управляющего Удмуртским Республиканским трестом мукомольно-крупяной промышлен-ности за август-сентябрь 1941 г. имеются сведения о мобилизации слесарей, счетоводов, кузнецов на завод №74 (3).

Положение на фронте требовало ужесточения мер по организации труда на производстве. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1941 г. «О режиме рабочего времени рабочих и служащих в военное время» временно отменялись очередные и дополнительные отпуска рабочих и служащих с заменой их денежной компенсацией (с апреля 1942 г. выплата денежных компенсаций за неиспользованные отпуска была прекращена до окончания войны), а также законодательно разрешалось введение сверхурочных работ, в т.ч. для лиц, не достигших 16-летнего возраста.

Усилились меры наказания рабочих за безответственное отношение к работе. За опоздание на 25 минут суд мог приговорить работника к 3-м месяцам исправительных работ по месту работы с удержанием заработной платы в размере 20%. Приказом директора Ижевского завода мотоцепей (4), в соответствии с постановлением СНК СССР от 18 октября 1942 г. №1709, норма хлеба /800/ уменьшалась на 200 гр. (5)  

В 1943 г. за нарушение трудовой дисциплины на Ижевском заводе мотоцепей приказом директора вводится новый порядок оформления и передачи дел в народный суд. За опоздание на работу до 20 минут объявлялся выговор. Если табельщик устанавливал факт прогула или опоздания работника свыше этого времени, он обязан был сообщить о факте нарушения рапортом начальнику цеха или отдела. В свою очередь начальник, после получения данного рапорта, издавал приказ по своему подразделению о передаче дела работника в суд. Выписку из приказа передавали в отдел кадров, после чего документы отправлялись на подпись директору заводу. Директор завода принимал окончательное решение о передаче материала на рассмотрение в суд. Срок оформления документов на нарушителя составлял 48 часов. Начальники цехов и отделов имели право возбуждать ходатайство перед директором о прекращении дела на прогульщика в судебном порядке, но за «покрывательство» нарушителей они также могли быть привлечены к судебной ответственности. (6)

20 сентября 1943 г. издается приказ директора Ижевского завода мотоцепей, в котором говорилось: «В соответствии с Постановлением СНК СССР от 10 сентября 1943 г. и приказом Наркомсредмаша от 14 сентября с/г на рабочих и служащих нашего завода распространяется действие Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26 декабря 1941 г. …» (7), в соответствии с которым все рабочие и служащие предприятий военной промышленности являлись мобилизованными для постоянной работы на производстве, дела о самовольном уходе с работы рассматривались Военным трибуналом как дезертирство, лица, виновные в самовольном уходе, карались тюремным заключением сроком от 5 до 8 лет. 

В отношении подростков, достигших 14 лет, по распоряжению директора завода от 22 сентября 1943 г., за самовольный уход с предприятий начальники цехов и отделов получали право оформлять материалы для передачи дел в судебные органы (8).

На Ижевской реализационной базе «Заготзерно» применялись другие требования к соблюдению трудовой дисциплины. С целью исключения опозданий на работу, задержек после обеденного перерыва или преждевременного ухода с работы, начальник охраны обязан был производить «звонки в рельсу» в 8.00 часов утра, в 13.00 – на обед, в 14.00 – по окончании обеда, 17.00 часов – конец работы. Служба охраны записывала каждое опоздание работников до 15 минут. Лица, опоздавшие на работу более чем на 15 минут, к работе не допускались, их отправляли лично к директору или в отдел кадров (9).

Усиливалась сторожевая охрана и ужесточалась пропускная система на предприятиях. Там, где система пропусков изначально отсутствовала, она немедленно вводилась. Пересматривались списки лиц, пользующихся постоянными пропусками. Существовавшие образцы пропусков изымались и заменялись новыми, значительно отличавшимися от прежних (10). Так в июле 1941 г. на Ижевской реализационной базе «Заготзерно» были введены новые пропуска с фотокарточками (11). За потерю или подделку пропусков работникам объявлялись выговоры, налагались штрафы. При повторном проступке штрафы увеличивались или дело передавали в судебно-следственные органы (12).

Во исполнение постановления СНК РСФСР от 12 мая 1942 г. № 285 «О трудоустройстве воспитанников детских домов Наркомпросса РСФСР и трудколоний НКВД» директорам предприятий Народного комиссариата лесной промышленности Удмуртской АССР было предписано принимать на работу воспитанников детских домов и трудовых колоний. В обязанность руководителей предприятий вменялось «создавать для принимаемых подростков должные жилищно-бытовые условия, обеспечивающие закрепление их на предприятиях». С целью производственного обучения предписывалось закреплять воспитанников за квалифицированными мастерами в качестве учеников токарей-станочников, токарей-электромонтеров и др. Вновь принятым молодым рабочим выдавалась спецодежда, соответствующая профессии. Увольнение воспитанников по сокращению штатов и другим причинам должны должно было согласовываться с местными органами Наркомпроса РСФСР и руководством соответствующих колоний НКВД (13).

Вместе с тем, в годы войны росла трудовая и производственная активность рабочих. Среди предприятий Наркомата среднего машиностроения СССР широко развернулось социалистическое соревнование. Высокие показатели во Всесоюзном социалистическом соревновании были достигнуты Ижевским заводом мотоцепей. В июне и сентябре 1943 г., декабре 1944 г. заводом было завоевано и удержано 3-е почетное место (14). В 1945 г. – «…ежемесячно перевыполняя установленные планы и принятые на себя обязательства, Ижевский завод мотоцепей непрерывно в течение 5 месяцев занимает классные места в социалистическом соревновании заводов Наркомсредмаша…» (15). Лучшим работникам и коллективам выплачивались денежные премии, вручались ордера на приобретение одежды и ткани (16). 

В приказе директора Ижевского завода мотоцепей от 19 августа 1943 г. №257 отмечены рабочие участка механо-штамповочного цеха, которые «своей самоотверженной стахановской работой показали образцы социалистического отношения к труду в соцсоревновании за «Красный вымпел», выполнившие от 129% до 153% нормы. «Вышеуказанных товарищей, как лучших стахановцев механо-штамповочного цеха, борющихся ежедневно за повышение производительности труда – премировать: 1. САДОВУЮ, револьверщицу (17), отрезом на костюм и 200 руб. 2 ЛИТОВЧЕНКО, револьверщицу, отрезом на костюм и 150 руб. 3. КОНОВАЛОВУ, револьверщицу, отрезом на костюм. 4. СОВАРОВУ, револьверщицу, отрезом на костюм. Выражаю уверенность, что коллектив механо-штамповочного цеха ещё шире развернет соцсоревнование и покажет ещё лучшие результаты работы…. Поможем своей работой обеспечить быстрейший разгром гитлеровских банд» (18).

В целях стимулирования роста производительности труда рабочих, выполнения качественных и количественных показателей участками и цехами на Ижевском заводе мотоцепей была установлена выдача дополнительных горячих блюд, так называемых «стахановских» пайков. В течение смены талон на дополнительное питание выдавался только один раз. Распределение талонов по цехам производилась директором завода три раза в месяц, на основании данных, представляемых плановым отделом завода (19). 

Наряду с решением проблем по укреплению обороноспособности страны, как показывают документы личных дел, государство не забывало и о помощи социально незащищенным слоям населения. Перед промышленными предприятиями и хозяйственными организациями стояли задачи улучшения материально-бытовых нужд семей фронтовиков и военнослужащих. Разрабатывались планы мероприятий по оказанию помощи семьям, согласно которым осуществлялось содействие в заготовке дров и ремонте жилья, проводилась работа по трудоустройству неработающих семейств, проверялась правильность предоставленных льгот, оказывалась помощь в устройстве детей в детские сады и ясли, организовывалась практическая помощь престарелым гражданам в посадке картофеля и овощей (20).

Документы по личному составу дополняют и раскрывают «официальную историю» страны, социальную и трудовую политику государства, являются ценным историческим источником, позволяющим изучать историю Великой Отечественной войны через судьбы конкретных людей, отражающих героический подвиг тружеников тыла.

Главный специалист ГКУ "ГАСПД УР"
Е.А. Романова


1) ГКУ «ГАСПД УР» Ф.153. Оп.2. Д.133. Л.74.

2) ГКУ «ГАСПД УР» Ф.153. Оп.2. Д.133. Л.89, 93, 94, 101.

3) Завод №74 в декабре 1959 г. переименован в Ижевский машиностроительный завод.

4) Ижевский завод мотоцепей был создан в 1942 г. на базе эвакуированного цеха по изготовлению велосипедных цепей Харьковского велосипедного завода. Занимался производством мотоциклетных и велосипедных цепей. В 1949 г. завод был перебазирован в г. Даугавпилс Латвийской ССР.

5) ГКУ «ГАСПД УР» Ф.8. Оп.2. Д.25. Л.28.

6) ГКУ «ГАСПД УР» Ф.8. Оп.2. Д.25. Л.38.

7) ГКУ «ГАКСПД УР» Ф. 8 Оп.2. Д.25. Л.146

8) ГКУ «ГАСПД УР» Ф.8. Оп.2. Д.25. Л.147.

9) ГКУ «ГАСПД УР» Ф.192. Оп.1. Д.19. Л.30.

10 ГКУ «ГАСПД УР» Ф. 62. Оп.2. Д.10. Л. 274.

11) ГКУ «ГАСПД УР» Ф.192. Оп.1. Д.12. Л.201 об

12) ГКУ «ГАСПД УР» Ф. 8. Оп.2. Д.25. Л.6.

13) ГКУ «ГАСПД УР» Ф. 64. Оп. 2. Д.11. Л.95.

14) ГКУ «ГАСПД УР» Ф.8. Оп.2. Д.25. Л. 2-3. Л.166; Д.27. Л.19.

15) ГКУ «ГАСПД УР» Ф.8. Оп.2. Д.27. Л.134. Л.174.

16) ГКУ «ГАСПД УР» Ф.8. Оп.2. Д.25. Л.132.

17) Револьверщик – токарь, работающий на токарно-револьверном станке.

18) ГКУ «ГАСПД УР» Ф.8. Оп.2. Д.25. Л.122.

19) ГКУ «ГАСПД УР» Ф.8. Оп.2. Д.25. Л.42.

20) ГКУ «ГАСПД УР» Ф.7. Оп.5. Д.5. Л.10-11.